9 октября 2011 г.

Я верю в "тот" свет. И в загробный мир я тоже верю.
У меня был дед. Ну не совсем всамделишный дед - седьмая вода на киселе, что называется, но нашим отношениям могли позавидовать самые настоящие (в родственном понимании) деды и внуки. Я искренне любила его внучкиной любовью: смотрела с обожанием, в меру капризничала и очень радовалась, когда он разрешал мне что-то мастерить вместе с ним (он был художником-самоучкой и великим умельцем по части всего рукотворного). А он любил и принимал меня такой, какая я есть: с моим мелким детским враньем, склонностью к драматизму и беспричинным истерикам. Он видел во мне только хорошее, за это и любил. Но это я поняла значительно позже его смерти, к сожалению. Он ушел от нас на рыбалку и не вернулся. Я проплакала практически без остановки целую неделю. После похорон я ни разу не видела его во сне. Говорят, умершие люди снятся своим близким только тогда, когда хотят сказать то, что не успели при жизни: попросить прощения или, наоборот, поругать.
А недавно я видела сон: мой замечательный дед в белоснежном костюме-тройке и старомодной белой шляпе совершал с такого же вида товарищем какие-то дела в непосредственной близости от меня (проснувшись, я так и не смогла вспомнить, что именно они делали). Сделав все, что нужно, они оба зашли в белый прозрачный лифт, который унес их ввысь. Тоже, разумеется, белую.
Теперь я точно уверена, что рай существует, как, впрочем, и ад. Деда во сне я больше не видела, но почему-то уверена, что он сейчас в лучшем мире. И мне за него спокойно и радостно.

Комментариев нет:

Отправить комментарий